April 25th, 2019

schnellzeichner

KANDINSKY

KANDINSKY



Однажды мне попалось на глаза утверждение американского генетика Брюса Липтона о том, что силой мысли человек способен влиять на собственный генетический код, а уверенность в положительном исходе определяет успех любого начинания. Более того, я сделал открытие, что в определённых местах нашей планеты усилием воли можно творить настоящие чудеса - изменять своё восприятие мира, перестраивать организм, создавать шедевры и даже реинкарнировать свою душу в другие тела. Доказательством всему этому послужит следующая история, связанная с великим художником Кандинским, в начале XX века неоднократно посещавшим одно из таких магических мест - волшебный остров "Цветочная Гора" со стоящим на ней замком Блютенбург.

Трое моих любимых художников: Ян Полак, Альфонс Муха и Василий Кандинский. Они для меня как Святая Троица.

Ян Полак - это Отец, трудившийся на ниве прекрасной и стремительной Поздней Готики, мистический художник, так тонко и откровенно выписывавший лица святых.

Альфонс Муха - это Сын, творивший в стиле Модерн, вобравшем в себя изысканные формы и пластику Поздней Готики и воспевавшем земную чувственную красоту.

Василий Кандинский - это Святой Дух, пытавшийся изобразить на холсте нечто сверхчувственное, что вообще невозможно увидеть. Но он это видел.

Этих трёх великих художников ещё объединяет то, что все они имели музыкальное образование, часть своей жизни провели в Мюнхене и некоторые свои творения создали на волшебном острове "Цветочная Гора" у замка Блютенбург в мюнхенском районе "Оберменцинг". Ян Поллак расписал алтарь капеллы в замке Блютенбург, а Муха и Кандинский выезжали сюда на пленэр. Но особую роль увлечение музыкой и причастность к "Цветочной Горе" сыграли в судьбе Кандинского.



Василий Кандинский, русский художник, москвич, проживая в первой половине двадцатого века в Мюнхене (в Швабинге), подружился с австрийским композитором Арнольдом Шёнбергом, разработавшим новое, совершенно революционное направление в музыке - додекафонию. Кандинский обладал уникальной способностью синестезии, то есть мог слышать цвета и выплёскивать музыку на холст.

Под впечатлением от необычной додекафонной музыки Шёнберга Кандинский создал целый ряд композиций, в том числе и знаменитую работу "Composition VIII" ("Восьмая Композиция"). "С самого начала, - писал художник в своей книге "Ступени", - уже одно слово "композиция" звучало для меня как молитва". Эту картину, написанную на пике карьеры, Кандинский считал одной из главных своих работ.

В картине "Composition VIII" (1923) отражена сверхчувственная связь мастера с потусторонним миром. Известно, что музыка является языком ангелов. И в этой картине содержится информация, полученная художником по сверхсенсорным каналам, открывшимся под влиянием додекафонной музыки Шёнберга. Вот уже много лет эта работа в числе других 150 произведений Кандинского находится в Нью-Йорке в Музее Соломона Р. Гуггенхейма.

Апокалиптические эмоции "Восьмой Композиции" отражали предчувствие художником своей судьбы. Спустя 21 год Кандинский пережил реинкарнацию, ставшую во второй половине сороковых годов двадцатого века настоящей научной сенсацией.

Сразу после Второй мировой войны произошёл весьма странный случай с американцем Дэвидом Паладином (David Chethlahe Paladin), привлёкший внимание научного мира США. Дэвид родился 4 ноября 1926 года в американской глубинке в штате Аризона в семье белого и индианки из племени "Навахо". Учился он в резервации, еле-еле осилив шесть классов общеобразовательной школы, увлекался спиртными напитками и дважды сидел в исправительной тюрьме для несовершеннолетних.

Чтобы хоть как-то уберечь Дэвида от разлагающего его алкоголизма и тюремной компании, хорошие знакомые его семьи устроили мальчика на работу на торговом судне, где тот проработал несколько лет, пока не попал в очередную криминальную историю... Бывшие сокамерники Паладина, пытаясь вернуть своего отколовшегося кореша в преступное сообщество, намеренно оболгали Дэвида на следствии, обвинив в том, чего он на самом деле не совершал. Паладину грозил очередной срок...

Убегая от судебного преследования, Дэвид в 1944 году отправился на войну в Европу. Дэвида, как индейца, включили в состав разведгруппы, так как язык "навахо" использовался в качестве кода и позволял успешно передавать разведданные открытым текстом. Этот способ широко практиковался в армии США...

В принципе, Паладин после трагедии в Пирл Харборе постоянно мечтал сбежать на войну, но его не брали по малолетству. И вот Дэвид в срочном порядке отправился на призывной пункт. При этом Дэвид Паладин очень торопился до суда попасть на фронт и при вербовке в армию скрыл, что ему ещё не исполнилось 18 лет, таким образом избежав грозящего ему в то время нового несправедливого тюремного заключения...

Дэвид в качестве разведчика был сразу отправлен за линию фронта, где получил ранение и оказался в нацистском плену... Лишь случай уберёг Дэвида от расстрела. Когда Паладин ещё работал на торговом судне в Америке и Австралии, он подружился с парнем немецкого происхождения. Звали его Тед Кек (Ted Keck). Когда началась война, Теда должны были депортировать в Германию, но он не хотел уезжать, и Дэвид некоторое время помогал Теду укрываться на судне. И вот в плену кто-то неожиданно хлопнул Дэвида по спине!.. Тот обернулся и увидел своего давнего приятеля Теда, который служил в этой части и сразу же по старой дружбе вычеркнул Дэвида из расстрельных списков...

Вместе с другими пленными Дэвида бросили в концлагерь Дахау, где он подвергся жестоким пыткам... Например, когда надзиратели заподозрили, что он христианин, его три дня продержали у стены с прибитыми к полу ногами, лишая сна и заставляя всё это время держать руки распростёртыми, как на распятии... В результате у Паладина началась гангрена ног, от чего его спас один из знакомых, кладя на раны опарышей, объедавших гнилое мясо.

Союзные войска вскоре освободили концлагерь, и английский патруль обнаружил в одном из бараков бездыханное и до крайности измождённое тело Дэвида, которого идентифицировали по отпечаткам пальцев и приготовили к отправке на родину вместе с другими телами погибших. Вдруг неожиданно, во время погрузки тел в железнодорожный товарный вагон, у молодого солдата проявились слабые признаки жизни!..

В срочном порядке Дэвида из Дахау в крайне тяжелом состоянии доставили в ближайший госпиталь, который временно разместился на территории женского монастыря в замке Блютенбург на Цветочной Горе в Оберменцинге. Монахини круглосуточно дежурили у кровати Дэвида и промывали его раны водой, которую по причине неисправности водопровода брали из озера и из реки Вюрм и кипятили на кухне с целью дезинфекции. А в изголовье Дэвида всегда стояла ваза со свежими розами, росшими в изобилии и цветущими почти круглый год во дворе замка и в монастырских теплицах.



Изредка бессознательное состояние Дэвида кратковременно прерывалось бредом, и медперсонал зафиксировал несколько обрывков русских фраз... Паладина хотели было перевести на территорию советских частей, однако личность Дэвида Паладина была уже установлена, и его в состоянии комы переправили сначала в военно-полевой госпиталь Вены, а затем в США в госпиталь штата Мичиган для ветеранов войны.

Сознание вернулось к нему только спустя два с половиной года - в 1946 году. Придя в себя, Дэвид Паладин на вопрос, как его имя, ошарашил окружающих ответом на чистом русском языке: "Меня зовут Василий Кандинский, я - художник"!

Поначалу все подумали, что молодой человек бредит, однако его поведение было довольно осмысленным. Что оказалось весьма странным, Дэвид стал говорить на родном английском с ошибками и сильным акцентом. Но, что самое непонятное, на русском он говорил чисто и очень грамотно, хотя русский Дэвид никогда ранее не учил.

Также Дэвид ко всеобщему изумлению свободно заговорил и на немецком языке, который Кандинский знал даже лучше самих носителей языка! При этом Паладин приводил множество фактов из жизни Кандинского. Когда позже начали исследовать этот феномен, выяснилось что Василий Кандинский умер во Франции в 1944 году в возрасте 78 лет в то самое время, когда безжизненное тело Дэвида находилось в концлагере.

У Дэвида неожиданно (ещё в госпитале) появилось непреодолимое влечение к рисованию, хотя ранее он никогда этому не учился. Он начал писать картины маслом и при этом подписывал их характерным знаком Кандинского. Искусствоведы и эксперты (в их числе и Томас М. Мессер, директор Музея Соломона Р. Гуггенхейма, активно скупавшего с 1929 года произведения Кандинского), увидев работы новоявленного художника, и не зная заранее, что это холсты руки Паладина, в один голос заявили, что это без сомнения подлинный Кандинский! Сейчас, когда в Нью-Йорке проходят выставки Василия Кандинского, в соседнем зале, как правило, выставляются работы Дэвида Паладина ("Нового Кандинского"), у которого Музей Соломона Р. Гуггенхейма при жизни приобрёл 130 полотен.

Однажды с Дэвидом встретился бывший близкий друг Кандинского, который после рассказывал журналистам, что он как-будто бы беседовал с самим Василием Кандинским!

Помимо живописи, Дэвид стал увлекаться игрой на фортепьяно и виолончели. Как известно, у Кандинского было музыкальное образование, и он замечательно играл на этих инструментах. Дэвид же, напротив, никогда музыке не учился, однако неожиданно для окружающих и прежде всего самого себя, впервые сев за рояль, вдруг исполнил что-то из Шёнберга...

Как художник, Дэвид Паладин сразу же начал пользоваться широкой известностью. Впоследствии Паладин организовал художественную студию, на что его сподвигла личная встреча с Марком Шагалом, и читал лекции по искусству в Денверском университете. Уже будучи профессором, Паладин согласился подвергнуться гипнозу. Сохранилась уникальная магнитофонная запись, где Паладин на вопросы гипнотизёра отвечает на русском языке с характерной для Кандинского интонацией и прекрасным произношением.

Паладин, умерший в 1984 году, описал в своей книге "Рисуя сон" ("Painting the Dream") состояние, в котором он занимался живописью: "Мой разум расслаблен, я чувствую лёгкую сосредоточенность и слышу музыку. Это похоже на пребывание в состоянии грёз. Я осознаю меняющиеся образы в своём сознании. Я не знаю, откуда приходят геометрические и каллиграфические формы; они похожи на язык и дают ощущение порядка, резонанса в некоторых областях. Я думаю, что я рисую структуру Вселенной, погружаясь в коллективное бессознательное состояние".

Этой историей в разное время занимались научные центры по реинкарнации Индии и других стран. Учёные, сравнивая биографии Василия Кандинского и Дэвида Паладина, обнаружили в них одно очень важное сходство. Оба художника имели шаманские корни. Более того, Кандинский, будучи ещё студентом и проводя этнографические исследования, посещал сакральные места шаманов и совершал шаманские обряды, а Дэвид Паладин, как урождённый индеец, после выздоровления прошёл обучение на шамана в различных шаманских центрах США, Мексики и Австралии и позже использовал эту тему в одной из серий своих картин. Древнейшие предки Василия Кандинского, как потомка Чингисхана и Гантимура, являются также и предками народа "Навахо", то есть и Дэвида Паладина. Ведь шаманизм уходит своими корнями в наше далёкое неандертальское прошлое. Последние находки позволяют сделать предположение, что неандертальцы проникли из Сибири в Америку еще 130000 лет назад, построили там мегалиты и позже передали свою культуру новым переселенцам - индейцам.

Вот так, пройдя через Апокалипсис, через физическую смерть, Василий Кандинский вышел победителем!


"Апокалипсис Дэвида Паладина"

Я хотел улизнуть от суда,
И послали меня в никуда!..
Меня бросили в пекло к врагу!..
Пуля сделала дырку в боку...
Мне наставили в грудь пистолет!..
Боже, мне ж восемнадцати нет!..
Был финал мой уже очень близко...
Вдруг хватились расстрельного списка!..

Мои ноги прибили к доске...
Жизнь моя была на волоске...
Не давали ни есть мне, ни пить...
Оставалось недолго мне жить...
Моё тело швырнули в вагон...
Услыхали случайно мой стон!..
Был финал мой уже очень близко...
Но я жив! Я - Василий Кандинский!


"Картины Кандинского лечат и заряжают энергией!"
[физиология воздействия магии Кандинского]

мечта к душе прилипнет паутинкой,
разбудит сон цветной воображенья,
в рецепторно-нейронных лабиринтах
начнёт своё паучье представленье,
поднимет до Эдема в стратосферу
и вдруг низвергнет в самый огнь Геенны!..
как жаль, что это действо эфемерно,
как хорошо, что это лишь виденье...


Всё началось с того, что я осуществил попытку творить в стиле Василия Кандинского, написав картину по мотивам "Восьмой Композиции" ("Composition VIII"). В результате этого эксперимента я вдруг почувствовал, что любой, пусть даже абстрактный узор (или композиция, набросок) определённым образом влияет на окружающий мир.



Орнамент (узор) есть шифр или инструмент, являющийся транслятором космических информационных потоков. Отражённый свет взаимодействует со слабыми полями (тёмной материей, лептонными образованиями и т.п.) и вступает с ними в резонанс, таким образом усиливая их воздействие на организм человека и на окружающие предметы.

Картины Кандинского лечат и заряжают энергией. Как только я начал подражать Кандинскому, стал себя лучше чувствовать, наметились положительные сдвиги в жизни. Сознание стало более отчётливым, повысилась производительность, что ещё усилилось прослушиванием своеобразной джазовой композиции Mi Jin Woo "Kandinsky Tells Something", также инспирированной картинами (орнаментами, узорами) Кандинского. Я явно почувствовал приток энергии, вновь появилось утраченное было вдохновение.

Более того, у меня, как у портретиста и карикатуриста, радикально изменились художественный стиль и восприятие человеческого лица. Я из карикатуриста вдруг превратился в антикарикатуриста, портретиста желания, портретиста мечты. У пожилых людей я перестал замечать морщины, в инвалидах я начал видеть совершенно здоровых людей, и вообще я стал воспринимать лицо человека (и других существ) как отображение внутренней красоты, магии чувств, движения мечты... А карикатура и шарж преобразовались в эмоциональный духовный портрет с элементами лёгкой, позитивной иронии... Но вернёмся к анализу творчества Кандинского и Паладина.



Этот вид искусства, особенно в случае Кандинского и Паладина, связан с видением мира глазами и сознанием шаманов. Кандинский напрямую общался с невидимым, слышал и видел его, и сразу точно переносил свои видения на холст, который ассоциировался у Кандинского с шаманским бубном.

Ранее Кандинский часто изображал Святого Георгия, Четырёх Всадников Апокалипсиса и т.д. Картины Кандинского являются Откровением. Мне кажется, что Василий Кандинский был способен "видеть" не только музыку, но и параллельную реальность, и структуры кротовых нор, а со временем через это "вИдение" обрёл способность реинкарнироваться... Именно способность Кандинского в процессе творчества проникать в параллельные миры, выбирать лучшие тенденции развития событий и через свои картины переносить это лучшее в наш мир, каким-то магическим образом воздействуя на него своими холстами, сделала Кандинского бессмертным...

Возможно, что эти способности Кандинского раскрылись именно во время его проживания в Баварии и в процессе многократных посещений Замка Блютенбург на Цветочной Горе в Оберменцинге.

С островом "Цветочная Гора" связана ещё одна мистическая история, которая может немного объяснить судьбу Василия Кандинского.



В начале XV века в баварском городе Аугсбург жил-был талантливый хирург, бальнеотерапевт, травник и изобретатель Каспар Бернауэр вместе со своей супругой. Бог не дал им детей. Каспар очень мечтал о дочери и однажды решился на необычный для врача поступок.

Предки Каспара были ретами или ретийцами, происходившими от протобасков и неандертальцев, носителями древнейших традиций и верований. И в семье Каспара из поколения в поколение передавалась ретийская языческая легенда о том, что на волшебном острове "Цветочная Гора" (Pluedenberg или на ретском языке Blaetyn-Bhergh), находившемся у посёлка Менцинг под Мюнхеном и омывавшемся со всех сторон речушкой Вюрм (на ретском языке Uuirma), а также образованным ей озером, сбывались желания. Однако, желание должно было быть исключительно сильным. Достаточно было просто прийти на остров, присесть на берегу, загадать желание и окропить себя водой из озера.

И в 1409 году Каспар собрался в путь. Вместе с женой приехал он на остров и всё сделал в соответствии с древним обычаем. И через год у них появилась белокурая девочка, которой дали имя Агнес. К своему совершеннолетию Агнес превратилась в самую красивую девушку Баварии.

В феврале 1428 года баварский принц Альбрехт приехал в Аугсбург на турнир. После рыцарских состязаний Альбрехт посетил знаменитые на весь мир термальные купальни и бани аугсбургского цирюльника, банщика и врача Каспара Бернауэра. Там принц познакомился с дочерью доктора Бернауэра - восемнадцатилетней белокурой красавицей Агнес. Принц Альбрехт без ума влюбился в Агнес и купил для неё дом в посёлке Менцинг под Мюнхеном (ныне районы Унтерменцинг и Оберменцинг), где они вскоре тайно обвенчались.

В марте 1428 года принц Альбрехт посвятил Агнес свои стихи и написал на их основе песню (https://youtu.be/_9rFhohc03s):


"Я - древняя душа,
Блуждавшая во мгле,
В безвременье и в бездне,
На нечто натыкаясь иногда,
Не понимая сущности своей,
Во что-то воплощаясь
И освобождаясь вновь...
Вдруг Божьей милостью
Преобразилась в телесах
Здесь - на Земле,
Познавши времени поток,
Пространства чудеса,
Все ощущенья Человека,
Поняв себя,
Почуяв собственное Я,
Всю радость самовыраженья,
Всю прелесть Жизни,
Дарованной мне Богом -
Хвала Тебе, Господь,
Деяния Твои Великолепны!
Как благодарен я Тебе за всё!
Я так люблю дышать, ходить, смотреть,
И ощущать деревья, листья, стены,
Земную пыль, поток воды свободный,
Созвездья красок, совершенство формы,
Возможность двигаться, внимать и говорить
Слова Любви и Нежности,
Общаться
С такими же скитальцами, как я, -
Гостями Божьими здесь - на Земле...
Настанет время и случится, что
Мы все покинем этот дивный Рай,
Оставим тело здесь и потеряем память,
Способность выражать и понимать;
Привычное вдруг станет непонятным,
Далёким, невозможным и чужим...
Но здесь пока ещё я Божьей властью,
И я кричу - храните же себя!
Не убивайте, не уничтожайте мир!
Поймите же: все страсти - заблужденье!
Вся истина - в Любви! Любите всех!
В себе любите Бога! Он дал Шанс,
Держитесь за него!
Не попадайте в плен
соблазнов и иллюзий -
Они мертвы, они - ничто, мираж!
Любовь - единственная страсть,
Присущая душе,
Спасающая нас от разрушенья!
Она продлит очарованье жизни
Здесь - на Земле!
Но ликование моей души
Осталось бы неполным,
Кабы Господь
Не свёл меня с тобой
В чудесной Встрече
Двух странников Вселенной!
Тебя люблю, волшебница моя,
Как это чУдно, что сейчас мы вместе,
Мы - две души, познавшие себя,
И познаЮщие теперь друг друга,
Две Божьи искры, что летя с небес,
Соединились, чтобы стать Светилом,
Источником Божественной Любви,
Любви не только тел, Любви духовной,
И в этом - смысл жизни на Земле,
Чтоб души Волю обрели и, воплотившись,
В Любви могли соединиться вечной,
Ведь тело же не цель, лишь только средство
Святого выражения Любви,
И восхищенья Богом и его Твореньем!
Тебя, мой друг, любовь моя, пою,
С тобой несусь я, Вечностью играя,
С тобой пьянею от Земного Рая,
С тобой я этот Жизни кубок пью!
С тобой, любимая, мне очень хорошо,
Мы - родственники здесь и в Божьем Царстве,
Хочу продлить я это Счастья пьянство,
С тобой, мой друг, преграды все - ничто!
И благодарность в сердце я ношу,
Что нашу встречу сделал Бог возможной!
Спаси и Сохрани нас здесь как можно дольше,
Тебя, Господь, прошу, прошу, прошу!.."


Als eine alte Seele
trieb mich bestaendig um
nur Dunkelheit, nur Leere.
Ich war so taub, so stumm...

Man schenkte mir ein Leben,
die Traeume im Fluss der Zeit,
die Freude an der Freiheit.
Damit kam ich soweit.

Dem Jubel meiner Seele
fehlte noch ein Stueck,
bis ich Dich getroffen hab.
Du bist mein wahres Glueck!


Я - древняя душа,
Блуждавшая во мгле
Безмолвно, не дыша...
Я был так глух, так слеп...

Жизнь даровал мне Бог,
И я увидел свет,
Познать свободу смог,
Времён ретивый бег...

Но эта жизнь моя
Была б полупустой,
Кабы Господь меня
Не свёл, мой друг, с тобой!


Агнес рассказала Альбрехту мистическую историю своего появления на свет, и Альбрехт был настолько очарован и заинтригован, что решил построить на Цветочной Горе замок для них двоих на месте полуразрушенной крепости XIII века. В 1431 году принц Альбрехт начал грандиозную перестройку того, что осталось от старой крепости, с целью превращения её в уютный охотничий замок и в любовное гнёздышко для совместной жизни со своей тайной супругой Агнес Бернауэр.



Новому замку принц Альбрехт дал название Pluedenberg, происхождение которого до последнего времени оставалось неясным. Однако недавно учёные, изучая данные археологических раскопок и архивные документы, обнаружили, что исходное название Pluedenberg соответствовало историческому названию данного места "Цветочная Гора" и было связано с древнейшими языческими обрядами. Позднее Pluedenberg преобразовался в Pluedenburg, Bluetenburg и окончательно в Blutenburg (Блютенбург).

В строящемся замке Блютенбург Альбрехт решил сконструировать купальни с использованием термальных источников по принципу бань Каспара Бернауэра, отца Агнес. Для этого Альбрехт обратился за консультацией к Каспару Бернауэру, который охотно согласился помочь.

Особенно усердно об этом упрашивала отца красавица Агнес: "Папа, папа, ты же знаешь, как я люблю купаться!" И действительно, Агнес с самого детства могла необычайно долго лежать на дне большой купальни и не захлёбываться.

Доктор Бернауэр был очень рад возложенной на него миссии. Ведь теперь он мог гораздо чаще видеть свою ненаглядную красавицу-дочь.

Под руководством Каспара Бернауэра было организовано бурение скважин, создана система трубопроводов и построена термокупальня. По системе трубопроводов в купальню подавались целебные фиторастворы, укрепляющие здоровье и усиливающие радость жизни. Принц Альбрехт и его супруга Агнес часами наслаждались совместным купанием в термальной воде.

В 1433-1435 годах Альбрехт по указу своего отца герцога Эрнста занимал должность управляющего делами герцога (регента) в городе Штраубинг на Дунае. Поэтому в этот период Альбрехт и Агнес жили попеременно, то в Блютенбурге, то в Штраубинге.

Однако, герцог Эрнст, отец Альбрехта, не мог смириться с тем, что его единственный наследник "сожительствует" с женщиной низкого происхождения. Ведь дети, родившиеся в подобном союзе, никогда не могли бы стать знатью и наследниками власти.

Поначалу Эрнст, пытаясь разлучить Альбрехта и Агнес, устраивал мелкие провокации, всеми доступными способами стремясь нарушить их безмятежную жизнь. Например, старый герцог намеренно перестал направлять налоги, взимаемые с богатых купцов, на финансирование воинских подразделений Штраубинга. В армии начались волнения.

Альбрехт же быстро сориентировался и обложил зажиточную прослойку новыми налогами. Тогда взроптали купцы и нажаловались на Альбрехта его отцу. Начался длительный конфликт между Альбрехтом и некоторыми богатейшими баварцами, постоянно провоцируемый Эрнстом.

Однако находчивый принц так или иначе выкручивался и отбивался от новых и новых интриг, закручиваемых его неугомонным отцом. Но когда герцог Эрнст неожиданно узнал о тайном браке Альбрехта с Агнес, он решился на крайние меры.

По секретному сговору с герцогом Эрнстом его родственник герцог Генрих Баварско-Ландсхутский пригласил принца Альбрехта на охоту в своих угодьях. Альбрехт не согласился, но его опоили и в сонном состоянии вывезли в Ландсхут. В отсутствие сына Эрнст приказал схватить Агнес.

И 11 октября 1435 года Агнес Бернауэр была арестована в Штраубинге и обвинена в колдовстве. На суде было "доказано", что она - ведьма, которая своими колдовскими чарами приворожила Альбрехта.

Особенно радовались этому несколько богатых спесивых купцов, ненавидивших Альбрехта и прежде всего Агнес. Поэтому они охотно согласились с предложением герцога Эрнста организовать и финансировать лжесвидетельства против Агнес на процессе инквизиции.

Фактически Агнес приговорили к смертной казни потому, что в то время браки практически не расторгались. Это можно было сделать только при уловии ссылки Агнес в отдалённый монастырь, от чего она категорически отказалась.

Утром 12 октября 1435 года Агнес привели на высокий каменный мост через Дунай в центре Штраубинга, связали и сбросили в реку. Однако впоследствии тела Агнес так и не нашли.



Известие о казни его супруги - белокурой красавицы Агнес чуть не убило Альбрехта. Он едва не покончил с собой. От этого шага Альбрехта удержала лишь его набожность: он понимал, что в случае самоубийства он уже не сможет попасть в Рай и встретиться там со своей любимой.

Тогда Альбрехт решил пойти войной против своего отца - Герцога Эрнста, погибнуть в бою и таким образом воссоединиться с Агнес.

Но император Сигизмунд по просьбе герцога Эрнста, уповая на набожность и чувствительность Альбрехта, вызвал в нём жалость к множеству подданных, которые могли бы погибнуть в подобной войне, и помирил отца с сыном.

Принц Альбрехт очень горевал по Агнес, добровольно заточил себя в замке Блютенбург, голодал и никого не хотел видеть.

Но в ноябре 1435 года к Альбрехту неожиданно приехал отец Агнес - доктор Каспар Бернауэр, а в его карете находилась... Прежде чем продолжить этот удивительный рассказ, необходимо чуть подробнее остановиться на некоторых малоизвестных обстоятельствах казни Агнес...

В действительности, дело было так. В первых числах октября 1435 года, незадолго до ареста Агнес, доктор Бернауэр приехал в Штраубинг, чтобы проведать дочку и пожить рядом с ней пару недель. Кроме того, Каспар Бернауэр встретился со своим давним приятелем Якобом - рыжеволосым гигантом, работавшим, как ни странно, местным палачом. В старые добрые времена Якоб часто гостил у Бернауэров и с детства знал Агнес, так как сам родился и вырос в Аугсбурге.

На этот раз Каспар остановился в доме Якоба в Штраубинге, где Якоб за год до этого с помощью Каспара обустроил новомодную купальню на основе термальных источников с фитотерапевтическим бальнео-приспособлением, позволявшим Якобу справляться с отёками ног.

И вот неожиданно для всех Агнес арестовали и немедленно приговорили к казни через утопление, а палачом назначили рыжего Якоба. Сердце Якоба, всегда безукоризненно выполнявшего свою работу, дрогнуло, и он придумал план. Ему удалось на месте казни - на мосту через Дунай - незаметно подменить новую верёвку на полуистлевшую, с помощью которой он связал Агнес и прицепил ей на шею тяжёлый камень.

Агнес смотрела на Якоба глазами, полными слёз и мольбы, и он, прежде чем столкнуть её, всю дрожавшую от страха, с моста, шепнул ей на ухо: "Верёвка гнилая. Ты легко освободишься. Постарайся проплыть под водой незаметно до кустарника. Ты сможешь! Прости меня..."

И с этим Якоб столкнул Агнес с моста. Некоторое время экзекуторы наблюдали за поверхностью реки. Агнес не всплыла. Исполнение приговора было зафиксировано, и толпы собравшихся зевак стали расходиться.

Якоб заранее предупредил Каспара о своём плане, и, когда улицы опустели, друзья, переодевшись, пробрались к прибрежному кустарнику. Но Агнес там не было. Неужели не смогла освободиться, неужели утонула?! Каспар тут же разделся и бросился в воду!

Но немного истории. Каспар Бернауэр с самого детства мог подолгу находиться под водой. И дочка Каспара Агнес в полной мере унаследовала все эти генетические особенности от отца. Она очень любила подводные забавы, а также помогала ему во врачевании, и однажды даже ассистировала на операции, когда с Якобом произошёл несчастный случай. Якоб конечно же это помнил и симпатизировал Агнес.

Теперь же Якоб вынужден был остаться на берегу Дуная, так как совершенно не умел плавать. Каспар долго не выныривал, и Якоб уже начал волноваться. Вдруг меж кустов раздался всплеск, и появилась сначала голова Каспара, а потом и бездыханное тело Агнес на его руках.

Верёвки на Агнес не было (значит, успешно освободилась!), но на лбу бедной девочки был огромный синяк. Агнес при падении, видимо, ударилась обо что-то головой и немного не доплыла до кустов, потеряв сознание. Но при этом в последний момент ей удалось уцепиться за подводную корягу, чтобы не всплыть. У этой коряги Каспар и обнаружил свою дочь. Каспар сразу же попытался прощупать пульс Агнес. К счастью её сердце ещё билось, хотя и очень слабо.

На берегу Каспар вместе с другом сделали попытку привести Агнес в чувство, но тщетно. Друзья принесли Агнес в дом Якоба. Зная об умении дочери как-бы "дышать" в воде, Каспар опустил Агнес в купальню. Девушка вдруг подала признаки жизни!

Но вот горе, из-за травмы и слишком долгого пребывания под водой Агнес практически потеряла способность говорить. Но она так радовалась, что осталась живой! Агнес знаками показала, что хочет немедленно увидеть любимого Альбрехта. Но пришлось выждать дней пятнадцать, пока Агнес не окрепла.

Каспар также стремился поскорее привезти Агнес к озеру у Цветочной Горы, так как верил, что это волшебное место поможет исцелить его дочь.

И вот настал радостный для Агнес день отъезда. Якоб выделил карету с лошадьми, в которой обустроил потайной отдел, где спряталась Агнес, чтобы можно было безопасно миновать посты охраны на выезде из города. Каспар забрался на козлы, и экипаж тронулся в сторону Мюнхена, где в замке Блютенбург убивался от горя бедняга принц Альбрехт.



Первым делом, как только карета приблизилась к озеру перед замком, Каспар побежал разыскивать Альбрехта. Альбрехт услышал крики тестя и вышел к нему из своего заточения. Вместе они вынесли Агнес на берег озера. Альбрехт был вне себя от счастья, плакал, смеялся, обнимал и целовал свою любимую! Агнес в слезах улыбалась, но не могла сказать ни слова...

Все трое страстно возжелали наилучшего исхода и Альбрехт окропил Агнес чудодейственной водой... На короткое время их окутала зеленоватая сияющая дымка... Когда Альбрехт и Каспар пришли в себя, они обнаружили, что Агнес исчезла, а вместо неё у берега плавала прекрасная лебедь.

После своего возрождения в облике лебедя, Агнес превратилась в очень доброе существо, помогавшее людям. Жившее в сердце Агнес нерастраченное желание создать многодетную счастливую семью с принцем Альбрехтом воплотились в способность одаривать окружающих любовью и счастьем. Увидевших её ждал успех в жизни, а у молодожёнов, отмечавших свадьбу в замке Блютенбург и случайно встретивших Агнес-лебедь, проплывавшую по озеру, появлялись на свет здоровые и красивые дети. Слухи об этом чуде стали быстро распространяться в народе.

В результате замок Блютенбург уже в средние века превратился в место паломничества новобрачных, мечтающих отметить своё торжество в этом святом месте в надежде увидеть Агнес в образе лебедя или хотя бы её тень, призрачный образ, едва уловимый профиль, и получить от неё молчаливое благословение на счастье в супружеской жизни.

Судьба Альбрехта, тем временем, также складывалась не очень просто. Конечно же Альбрехт не смог простить своего отца и примирился с ним только из жалости к своим подданным.

После примирения с герцогом Эрнстом, Альбрехт вынужден был в 1436 году жениться на герцогине Анне фон Брауншвейг-Грубенхаген-Айнбекской для продолжения рода Виттельсбахов и сохранения власти; в этом браке, носившем чисто политический характер, родилось 10 детей. Но всю свою жизнь Альбрехт любил только одну женщину - свою белокурую красавицу Агнес и очень скучал по прежней жизни в Замке Блютенбург.

А некоторые представители оппозиционной Альбрехту группы купцов постоянно подтрунивали над Альбрехтом, как бы невзначай посмеиваясь за его спиной, мол "не дай Бог ещё одной Агнес Бернауэр для Баварии", и постоянно саботировали многие его решения, сея в народе смуту.

В конце концов Альбрехт (спустя несколько лет, когда он уже стал герцогом) не выдержал и выселил наиболее враждебных ему купцов из своих угодий, а его кровный враг герцог Генрих Баварско-Ландсхутский тут же воспользовался этим и пригласил изгнанников-олигархов к себе вместе с их капиталами, на чём основательно нажился. Изгнание ещё больше обозлило этих купцов, и они долгое время довольно успешно проводили кампанию по очернению Альбрехта, фабрикуя ложные факты и компроматы, которые подбрасывали его политическим противникам и конкурентам.

В 1438 году, после смерти отца, Альбрехт формально стал герцогом Баварии-Мюнхена, однако политика его не интересовала, и фактически бразды правления герцогством Альбрехт со временем передал своей жене - герцогине Анне, обладавшей жёстким, властным и авторитарным характером. По этой же причине чуть позже он отказался от предложения стать королём Чехии.

В том же 1438 году Альбрехт вынужден был с семьёй переехать в резиденцию Виттельсбахов, расположенную в центре Мюнхена, однако он не мог подолгу выдерживать "домашней" обстановки и часто уединялся в охотничьем замке Блютенбург, где почти всё время проводил в молитвах рядом с Агнес. Герцог Альбрехт III был покровителем искусств и очень утончённым, добрым и религиозным человеком, поэтому вошёл в историю как Альбрехт Благочестивый.

Когда Альбрехт почувствовал, что дни его сочтены, он вышел к озеру и загадал желание, что он хотел бы тоже обратиться в лебедя, чтобы окончательно соединиться с Агнес. Агнес подплыла к нему, замахала крыльями и обрызгала любимого волшебной водой. Зелёный туман окутал их, и вот уже два лебедя плыли по озеру!

Вопреки превратностям судьбы Альбрехт и Агнес всегда оставались вместе. Любовь Альбрехта и Агнес победила! Так и живут Агнес и Альбрехт в виде лебедей и поныне.



ЛИТЕРАТУРА

1. Werner Schaefer (1987): Agnes Bernauer und ihre Zeit, Muenchen

2. Любовь Шатрова (2014): "Переселенец". - Газетная статья, февраль 2014

3. Роберт Камминг (2008): "Великие художники. Расшифрованные послания и символы в работах мастеров живописи". - Белгород - Харьков, Издательство: Клуб семейного досуга, 2008. - 112 с. ISBN: 978-5-9910-0493-0













_________
(c) Copyright: Alexander Amelkin / Schnellzeichner Portraitist Karikaturist since 1973 / VERSION WORLD190425
Priority - Neanderthals: 6 March 2018 / Insel: 8 March 2016 / Yuppie Blues: 18 July 2003

Flag Counter